ИТОГИ ГОДА: Нефтяники вышли на тропу войны за недра

Бескомпромиссное соперничество за нефтегазовые участки на аукционах и конкурсах продолжилось в 2016 году с новой силой. Едва утихли скандалы 2015 года вокруг продажи Гавриковского нефтяного месторождения производителю муки и семечек компании «Юг Руси» и суда между «ЛУКОЙЛом» (MOEX: LKOH) и «Роснефтью» из-за итогов конкурса на неизученный Восточно-Таймырский участок, как разгорелись новые вокруг перегретого аукциона по Борулахскому участку в Якутии или конкурсу на Назымское месторождение в ХМАО.

Весь прошлый год с лотков Роснедр раскупались как горячие пирожки не только крупные месторождения нефти и газа стоимостью в несколько миллиардов рублей, но и малоизученные участки в богом забытых уголках России, оцененные в несколько тысяч рублей. Бюджет по итогам года получил от аукционов и конкурсов 49 млрд рублей, чего не было даже в самые тучные годы, когда цена на нефть превышала $100 за баррель.

БИТВА ТИТАНОВ, ИЛИ ЧЬЕ ДОСТОЯНИЕ НАЦИОНАЛЬНЕЕ

На ратном поле аукционов и конкурсов в прошлом году столкнулись два главных российских «национальных достояния»: «Газпром» (MOEX: GAZP) и «Роснефть». Летом был проведен аукцион на крупные месторождения нефти и газа в Ненецком автономном округе: Лаявожское и Ванейвисское с суммарными запасами по С1+С2 в 82 млн тонн нефти и 223 млрд кубометров газа. Сразу после объявления аукциона интерес к нему проявили почти все ведущие российские нефтегазовые игроки: «Газпром», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз» (MOEX: SNGS) и другие. Заявки на участие в торгах поступили только от первых трех компаний. Как рассказывали очевидцы, на самом аукционе «ЛУКОЙЛ» практически не участвовал в торгах, жесткая борьба шла между титанами — «Роснефтью» и «Газпромом». «Роснефти» (MOEX: ROSN) эти месторождения нужны были для того, чтобы придать жизнь угасающему и малорентабельному проекту «Печора СПГ», в который она вошла еще в 2014 году. «Газпрому» нужно расширять и обновлять ресурсную базу на Ямале — в своем традиционном регионе работы, где он уже построил экспортный газопровод Бованенково-Ухта. И никакие конкуренты с их производством сжиженного природного газа на экспорт газовой монополии явно не нужны. В результате, сделав 19 шагов и увеличив цену с 8 млрд рублей до 23 млрд рублей, «Газпром» отстоял за собой право на новые месторождения на Ямале.

Война за недра происходила не только между материнскими компаниями, но и между их «дочками» и совместными предприятиями. В октябре совместное предприятие «Роснефти» и ВР «Ермак нефтегаз» буквально зубами вырвало победу у совместного предприятия «Газпрома» и «НОВАТЭКа» «Нортгаз» за Посойский и Верхнекубинский участки в Красноярском крае.

Эти участки огромной площадью с 3,9 тыс. кв. км и 4,8 тыс. кв. км представляют собой территорию ничем не примечательной тундры. Бурение здесь не проводилось. Ресурсы нефти Верхнекубинского участка оцениваются по категории D1л в 3,6 млн т, D1 — 11,2 млн т, D2 — 40 млн т, ресурсы газа составляют по категории С3 — 1,158 млрд куб. м, D1л — 12,8 млрд куб. м, D1

— 47,2 млрд куб. м, D2 — 61 млрд куб. м. Ресурсы нефти Посойского участка оцениваются в 18 млн т по категории D1, по категории D2 — 33,4 млн т. Ресурсы газа по D1л составляют 3,8 млрд куб. м, D1 — 41,2 млрд куб. м, D2

— 60 млрд куб. м. По итогам аукционной борьбы цена за Посойский участок превзошла стартовую в 36 раз и составила 980 млн рублей, а за Верхнекубинский — 27 раз и достигла 1,02 млрд рублей.

Надо сказать, что «Роснефть» разгоняла цену на аукционах даже в старых, хорошо изученных регионах нефтедобычи, где шансы открыть крупное месторождение достаточно низки. Так, ее «дочка» «Оренбургнефть» заплатила за 1 млн тонн запасов и около 11 млн тонн прогнозных ресурсов нефти на Алдаркинском и Кинельском участках в Оренбургской области более 1 млрд рублей, что в 65 раз превышало стартовый платеж. Компания в три раза увеличила платеж за Вонтерский участок в ХМАО — с 420,6 млн рублей до 1,3 млрд рублей.

ВОСТОЧНАЯ ХИТРОСТЬ ПРОТИВ ЧИСТЫХ ДЕНЕГ

Апофеозом войны «Роснефти» и «Газпрома» за российские недра стал конкурс по Назымскому месторождению в ХМАО с запасами свыше 58 млн тонн нефти. Это месторождение выставлялось на торги с 2009 года, но из-за сложного геологического строения и трудной извлекаемости запасов оно не вызывало никакого желания у компаний. Налоговые льготы для месторождений с трудноизвлекаемыми запасами и отсутствие более привлекательных для покупки месторождений в основном нефтедобывающем регионе сделали свое дело: интерес к Назымскому проявляли многие нефтяные компании.

Нефтяная «дочка» «Газпрома» «Газпром нефть», чтобы получить это месторождение, создала совместное предприятие с суверенным инвестиционным фондом ОАЭ Mubadala, который давно искал возможность войти в недорогие перспективные нефтедобывающие проекты в России, пока цены на нефть остаются на низком уровне. Объединившись с партнером и вооружившись формулировкой о национальных стратегических интересах, «Газпром нефть» провела успешную работу с чиновниками в правительстве и Роснедрах. В результате, агентство по недропользованию по согласованию с правительством так прописало условия конкурса, что принять в нем участие могла, по сути, лишь «Газпром нефть» с Mubadala. В частности, победитель конкурса по Назымскому месторождению должен был иметь перерабатывающие мощности в ХМАО, опыт работы с иностранными компаниями по разработке нетрадиционных запасов нефти и газа, собственный практический опыт работы на трудных месторождениях и профильную научную базу. Кроме того, победитель должен был пригласить в качестве миноритария иностранного партнера, имеющего юридически обязывающие соглашения по финансированию долгосрочных проектов в России не менее чем на $4 млрд.

Казалось, победа «Газпром нефти» (MOEX: SIBN) была обеспечена. Компания даже не старалась перебить стартовую цену за участок в 1,8 млрд рублей. Но как на всякой войне, здесь тоже нашлось место для чуда стратегии и тактики. На конкурсе выяснилось, что «Роснефть» предложила за Назымский участок 4,85 млрд рублей, что оказалось в 2,6 раза выше цены «Газпром нефти» и Mubadala. Конкурсной комиссии Роснедр просто не оставалось выбора, кроме как признать «Роснефть» победителем тендера на Назымский участок. Тем более, что «Роснефть» приобрела и соседний с ним Ай-Яунский участок с запасами нефти в 38 млн тонн.

НОВАТЭК ТОЖЕ В СТРОЮ

Не отставал от крупнейших нефтяных компаний и независимый производитель газа «НОВАТЭК» (MOEX: NVTK), сделавший ставку на диверсификацию бизнеса. Так, ожесточенная борьба между «Роснефтью», «Газпромом» и «НОВАТЭКом» разгорелась за Няхартинский участок в Ямало-Ненецком округе. Последний выиграл аукцион, разогнав цену до более 1 млрд рублей при стартовой в 294 млн рублей.

Надо сказать, «НОВАТЭК» не менее активно, чем «Роснефть» и «Газпром», в минувшем году занимался расширением ресурсной базы. Компания победила «Сургутнефтегаз», «Роснефть» и тогда еще самостоятельную «Башнефть» (MOEX: BANE) в аукционе по Танамскому участку, предложив 467 млн рублей при стартовом платеже в 38,6 млн рублей. Участок площадью 2 тыс. 288 кв. км имеет только тундру и ресурсы нефти по категории С3 в 1,6 млн т, по D1л -1,5 млн т, по D1 — 100,3 млн т. По заявкам на проведение геологоразведки «НОВАТЭК» получил лицензии на три участка на Гыданском полуострове: Западно-Солпатинский, Северо-Танамский и Нявуяхский. За счет покупки Сядорского участка «НОВАТЭК» пополнил запасы и на севере полуострова Ямал, где строит завод по сжижению природного газа (СПГ) на базе Южно-Тамбейского месторождения.

НОВЫЕ ЛИЦА

Аукционы по нефтегазовым участкам открыли рынку совсем неизвестных героев и совсем неизвестные стороны известных и ранее признанных нерентабельными участков. Неожиданными для всех стали и результаты аукциона по Бинштоковскому участку в ХМАО с неплохими запасами нефти в 13 млн тонн. «Роснефть» и «Газпром нефть» хоть и участвовали в аукционе, но в итоге вынуждены были отдать победу подразделению компании «Русь Ойл», предложившему почти 780 млн рублей при стартовой в 338,5 млн рублей. На этом «Русь Ойл» не остановилась. Ее структуры обыграли «Сургутнефтегаз», «Роснефть» и «Газпром нефть» в торгах по Западно-Мултановскому участку, а также участкам Юганский 16, Юганский 18, Юганский 19, Юганский 21. Все эти Юганские участки кочевали из перечня участков под аукционы с 2009-2011 годов.

ТЕАТР АБСУРДА

Порой, правда, «темные лошадки» доводили ситуацию до полного абсурда и скандала. Одной из таких компаний стала «УДС-Энерджи», принадлежащая бывшему удмуртскому депутату Алексею Чулкину. Она устроила целое представление на аукционе за Борулахский участок в Якутии в районе нефтепровода ВСТО, в котором участвовали такие претенденты, как «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и «НОВАТЭК». Несмотря на то, что на участке выявлены лишь ресурсы нефти и газа по категории D1 в 9 млн т нефти и 120 млрд куб. м газа, по D2 — 1,2 млн т нефти и 45 млрд куб. м газа, «Роснефть» считала его стратегическим для себя. «НОВАТЭК» рассчитывал с него начать свой торжественный заход в Якутию. Но они не смогли остановить «УДС-Энерджи». Компания А.Чулкина разогнала цену за участок в 161 раз, до 2,75 млрд рублей. После столь громкой победы. «УДС-Энерджи» в течение месяца пыталась найти инвестора, способного заплатить за эту частичку якутской земли почти 3 млрд рублей, но так и не нашла. В итоге она не смогла перечислить за него в положенный 30-дневный срок деньги, и Борулахский участок отправился обратно в нераспределенный фонд. Эксперты отмечали, что это первый случай в нефтегазовой отрасли, когда компания не заплатила за участок после такого сложного аукциона.

Забавным выглядел аукцион на крошечный Елаурский участок в Татарстане стоимостью 8 тыс. рублей. На аукцион заявки подали аффилированные друг с другом компании «Татнефть» (MOEX: TATN) и «ТНС-Развитие». В течение аукциона они честно пытались поднять цену хотя бы до уровня прожиточного минимума в 15 тыс. рублей, но, осознав бессмысленность происходящего, остановились на 9,6 тыс. рублей.

Еще более удивительной была борьба за Заканско-Северо-Серноводский участок в Чечне. Против местных компаний «Чеченнефтехимпром» и ЧНК «Югойлпродукт» министра спорта Чечни Хасмагомеда Хизриева вышла «Роснефть». И как-то совершенно неожиданно, особенно для местных властей, «Роснефть» согласилась разогнать цену в 130 раз и заплатить за 1,5 млн тонн запасов нефти 520,9 млн рублей.

НАДО БРАТЬ, ПОКА ДЕШЕВО

Причинами подобного ажиотажа эксперты называют, с одной стороны, необходимость обновления ресурсной базы для компаний. Мода на шельф, обуявшая рынок в 2008-2012 годы, которая привела к тому, что российские акватории оказались закрытыми для частных компаний, а государственные нахватали лицензии практически на все арктические моря, сошла на нет с падением цен на нефть до $30-40 за баррель. В результате, компании вынуждены искать новые перспективы на суше. Тем более, что низкие цены на нефть и многочисленные налоговые льготы для новых участок позволяют это сделать вполне экономно.

Кроме того, выяснилось, что в России практически не осталось небольших независимых недропользователей, готовых продаться за небольшие деньги на низком рынке. За 2016 год можно насчитать лишь несколько сделок. «НОВАТЭК» купил компанию «Евротэк-Юх» — владельца лицензии на Ладертойский участок, где уже открыто одноименное месторождение с запасами в 40 млрд куб. м и 6 млн тонн жидких углеводородов. А «Зарубежнефть» купила у кипрского офшора «Дедачи Энтерпрайзис Лимитед» два месторождения в ЯНАО -Северо-Карасевское и Восточно-Ярайнерское — с запасами около 14 млн тонн.

Активная скупка малоизученных участков объясняется еще тем, что в нераспределенном фонде практически не осталось более или менее привлекательных месторождений нефти. По сути, Минприроды заявило только об одном — Эргинском в ХМАО. Но и вокруг него в 2016 году разразился форменный скандал.

ТУЗ В РУКАВЕ

Эргинское месторождение по праву тянет на звание главной интриги 2016 года, которая так и не получила своей развязки в ушедшем году. Его запасы — 103 млн тонн, при этом оно является частью уже разрабатываемых месторождений «Роснефти» и «Газпром нефти».

Роснедра в течение многих лет прятали Эргинское на черный день «дыры» в бюджете, как туза в рукаве. В течение многих лет оно было предметом вожделения для всех нефтяных компаний, особенно для «Роснефти» и «Газпром нефти». Причем «Газпром нефть» заявляла о своем интересе к активу еще с 2009 года и ни разу за шесть лет от своих планов на борьбу за участок не отказывалась. После того как Минприроды объявило о планах в 2016 году выставить Эргинское на аукцион, интерес к месторождению также проявили «ЛУКОЙЛ», «Независимая нефтегазовая компания» экс-президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, а летом на него нашелся и вовсе неожиданный претендент в лице Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и его партнера из ОАЭ фонда Mubadala.

Роснедра пытались прописать специальные условия аукциона в виде обязательного привлечение победителем РФПИ и Mubadala в качестве соинвесторов. «Газпром нефть» и «ЛУКОЙЛ» стали говорить, что готовы работать с такими партнерами, лишь бы получить Эргинское. Но «Роснефть» и тут пошла ва-банк. Глава «Роснефти» Игорь Сечин написал письмо в правительство с просьбой не предоставлять Mubadala и РФПИ эксклюзивных прав.

В итоге проведение аукциона по Эргинскому было «заморожено» на неопределенный срок, от специальных условий для Mubadala отказались, прописав их в конкурсе на Назымское месторождение. А Роснедра стали обещать, что включат Эргинское в планы проведения аукционов в 2017 году, где на текущий момент находятся 90 участков в ХМАО и ЯНАО.

Будет ли на эти участки такой же ажиотажный спрос, или нефтяные компании займутся освоением недр, купленных в 2015-2016 году — вопрос остается открытым, особенно с учетом того, что у государственных компаний подходит время для выполнения обязательств по геологоразведке на шельфовых участках, а цены на нефть пошли в рост.